"Слышать рассказы о войне и видеть места боев — это разные вещи"

Члены отряда "Барс" в Ингушетии

Обрывистые горные тропы, мороз, ветер, вечные снега и ледники. В таких условиях в 1942–43 годах сражались на Кавказе бойцы Красной армии против хорошо подготовленных егерей немецкой горнострелковой дивизии «Эдельвейс». Почти в таких же условиях приходится работать и участникам современных поисковых отрядов.

Камнепады, грозы и медведи

Ахмед Найманов занимается поисковой деятельностью уже больше 30 лет. В 1995 году он создал свой поисковый отряд «Барс».

«Проводить поиски в горах довольно сложно. Высота, камни, лед, погода меняется очень быстро. Приходится проходить большие расстояния с тяжелым грузом. На перевалах невозможно использовать много оборудования. Даже металлоискателем не можем воспользоваться, потому что камни у нас содержат металл, и он начинает реагировать на все подряд. В горах в основном только визуально можно что-то найти. Поэтому в архивах ищем места боев и отрабатываем местность», — рассказывает Найманов.

Самую высокогорную экспедицию отряд «Барс» провел на высоте около 4000 м на перевале Хотютау в Карачаево-Черкесии. В 2015 году отряд прошел по следам немецкого подразделения «Эдельвейс» — от Черкесска до самого перевала. Поисковики нашли оружие и личные вещи наших и вражеских солдат, обнаружили останки, но не смогли их достать: было очень много льда.

«Не смогли это сделать из-за погодных условий и в 2016 году. Если мы находим и не успеваем снять с ледника останки, то на следующий год найти их на том же месте удается очень редко. Ледник движется, он может дать трещину, и все уйдет туда. Очень часто мы не успеваем снять останки, ждем конца лета — начала осени, когда ледник хорошо подтает, но в любой день может начаться снег. Иногда ночью бросаем все свои вещи и уходим, так как потом выбраться оттуда будет невозможно», — говорит Ахмед.

Работая в горах, поисковики должны быть готовы ко всему: камнепады, снегопады, гроза на высоте более 3000 метров, когда из палатки надо вынести все металлическое, чтобы в нее не ударила молния. «Всякое бывало. И медведь приходил в лагерь, но мирно разошлись: съел оставшийся шашлык и не стал никого тревожить».

Иногда бывает, что поисковики сами идут по следам медведя, который раньше них находит погибших солдат, разрывает когтями лед, останки, форму и разбрасывает все по округе.

Война перед глазами

Первую в 2018 году экспедицию члены отряда «Барс» намерены провести на Марухском леднике — на высоте 2800 м. Они хотят установить там копию Знамени Победы.

«Поисковики очень близки к тем, кто воевал. Проходя боевой путь наших солдат, мы видим, как и в каких условиях они воевали, в чем они воевали. Слышать рассказы о войне и видеть даже спустя десятки лет места боев — это разные вещи. До сих пор перед глазами молодой боец, найденный нами в Смоленской области. Он сидел в окопе с гранатой в руках, без головы. Нашли личные вещи — выяснилось, что это житель нашей республики из аула Али-Бердуковский — Баков. И таких историй много», — говорит поисковик.

Упорные бои на подступах к Марухскому перевалу шли в сентябре 1942 года. Продвижение немецких войск было остановлено в полутора-двух километрах южнее частями 810-го стрелкового полка. В январе 1943 года гитлеровцы вынуждены были отойти к станице Зеленчукской. Противник не смог ударить через Марухский перевал в тыл советским войскам, действовавшим на туапсинском и новороссийском направлениях.

Потерпев поражение, немецкие войска решили активизироваться в направлении перевала Наур, который не раз безуспешно пыталась захватить вражеская разведка. Гитлеровцы заняли господствующую над ним высоту Нарзан (3510 м), и это сильно осложнило нашим бойцам задачу по обороне перевала. Отбить высоту командование 3-го батальона 810-го стрелкового полка решило малыми силами. 20 добровольцев должны были ночью без спецоборудования подняться по крутому склону и напасть внезапно. Во время подъема два бойца сорвались, но не проронили ни звука. Этот эпизод называют «Подвигом молчания». Высота была взята, немцы потеряли целый взвод.

Погибшая рота

В 1942–1943 годах особенно ожесточенные бои шли в Приэльбрусье на территории Кабардино-Балкарии. Многие их участники больше 70 лет считались пропавшими без вести. Первые находки в районе «Ледовой базы» сделали местные жители в 2011 году.

Останки бойцов аккуратно собрали и спустили с гор. В бюро судебно-медицинской экспертизы сделали заключение, что найденным костям больше 70 лет. Позже в этом же районе поисковики обнаружили большое количество фрагментов вооружения, боеприпасы, предметы личной амуниции солдат, личную карточку красноармейца.

Сомнений не оставалось: поисковики нашли то самое место, где погибла рота лейтенанта Гургена Григорьянца. Подразделение было практически полностью уничтожено на южном склоне горы Эльбрус, на высотах порядка 4000 м 26 сентября 1942 года. 102 советских бойца под прикрытием тумана передвигались на выгодную позицию, готовясь к бою с горными егерями противника, когда внезапно прояснилось. На леднике погибли 96 красноармейцев.

«В 2011 году останки двух красноармейцев мы перезахоронили вместе с пограничниками. Год спустя привлекли к работе заставы, расположенные в Приэльбрусье, которые со всеми воинскими почестями захоронили останки еще восьми человек. В Терсколе уже создан настоящий комплекс памяти, там братская могила, стела, Вечный огонь и памятник героям Великой Отечественной войны», — рассказывает руководитель поискового отряда «Мемориал-Эльбрус» Фатима Тилова, учитель русского языка и литературы.

За эти годы здесь найдены останки 223 бойцов. 211 из них со всеми воинскими почестями перезахоронены в братской могиле в Терсколе. Останки 12 бойцов находятся в бюро судебно-медицинской экспертизы в Нальчике, всего удалось идентифицировать 14 человек.

«Родственников нескольких человек нам удалось найти. Более того, с прошлого года с нами на связи находятся родные лейтенанта Григорьянца. В прошлом году командира роты перезахоронили вместе с остальными красноармейцами. Он был родом из Степанакерта, жил в Ашхабаде и на войну был призван оттуда. Сейчас один из его внуков живет там же, а второй в Москве. Буквально недавно мы с ними переписывались, теперь планируем установить памятную табличку самому командиру и, возможно, в это время родственники смогут приехать в горы», — надеется Тилова.

Сбросить немцев из «Приюта-11»

Рота Григорьянца погибла в бою за «Приют-11» — хижину для альпинистов на склоне Эльбруса на высоте 4200 м. Егеря дивизии «Эдельвейс» заняли ее в августе 1942 года, перейдя через перевал Хотютау из Карачаево-Черкесии. Полковник милиции в отставке Валерий Шипилов, автор книги о работе милиции в годы войны, отмечает: «Это было важно не столько в военном отношении, сколько в политическом, поскольку Эльбрус — высочайшая вершина Европы. Тем не менее они оттуда каким-то образом простреливали Терскол, ну и конечно, у наших тоже была задача проникнувших туда немцев сбросить».

Чтобы сбросить немцев из «Приюта-11», придумывали разные варианты. «Был лейтенант милиции Иван Иванов, который возглавил группу из 60 человек из постоянного и переменного состава Нальчикской школы-питомника служебного собаководства. Этот отряд, члены которого совершенно не были подготовлены к ведению боевых действий в горной местности, также был направлен на штурм Эльбруса. О судьбе командира и членов отряда стало известно позднее… Похоже, что эти 60 человек тоже погибли в то же время, что и рота Григорьянца», — говорит Шипилов.

Как предполагает Шипилов, в этих местах на склонах Эльбруса погибло до 400 человек. «Нигде нет численности «Эдельвейса». Старики рассказывали, что их капитан перед войной облазил все Приэльбрусье и говорил, что он антифашист. Он знал все тропы, разведку проводил. Немцев не выбивали: в ночь на 10 января 1943 года гитлеровцы покинули верховья Баксанского ущелья, уйдя из него через перевал Хотютау в Прикубанье», — отмечает Шипилов.

13 февраля 1943 года первая группа военных альпинистов сбросила немецкие штандарты и установила флаг СССР на западной вершине Эльбруса, а 17 февраля 1943 года — на восточной. «Когда немцы заняли Приэльбрусье, в Грузии начали формировать подразделение Красной армии и готовить, как немецкий «Эдельвейс», горных стрелков. Собрали наших довоенных альпинистов и начали учить. У подразделения была очень важная задача: снять штандарты с Эльбруса. Среди них была даже женщина, фамилия ее Каратаева. Там они шли без боев, люди были подготовлены, хотя опять же надо понимать, как тяжело подниматься на Эльбрус зимой: мороз, метель и все прочее, людям пришлось очень тяжело. По всей видимости, была непогода, потому что разница восхождений на обе вершины Эльбруса — четыре дня», — отмечает Шипилов.

Первые останки погибших в боях за горные перевалы Кавказа нашли и захоронили лишь в 1968 году. Их обнаружил чабан на Северо-Каракайском леднике вблизи Марухского перевала в КЧР. В том же году в поселке Орджоникидзевском был открыт музей-памятник «Защитникам перевалов Кавказа». Сейчас это единственный в СКФО архитектурный ансамбль, сочетающий мемориальный комплекс с музейной экспозицией.

Регулярные вахты памяти на высотах 2700–3800 м проводятся с 1996 года.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here