Что нужно сделать, чтобы врачи-терапевты смотрели на проблемы пациентов шире, обсуждаем с главным внештатным специалистом – психиатром Департамента здравоохранения Москвы Георгием Костюком

Лечили сердце, спину, суставы… А оказалось – депрессия

Георгий Костюк на открытии подразделения психоневрологического диспансера в Консультативно-диагностической поликлинике № 121.

Часто у человека болит то одно, то другое, то третье. И огромное количество процедур и исследований, назначенных разными врачами, так и не помогают выявить проблему.

МАСТЕР МАСКИРОВКИ

Несколько лет назад у меня болело все – то сердце кольнет, то живот скрутит, то суставы на руках и ногах начнут ныть так, что кричать хотелось. За полгода я прошла чуть ли не всех специалистов – от кардиолога до дерматолога. Жизнь казалось серой и тусклой. И это не фигура речи: мне казалось, что все подернуто полупрозрачной серой вуалью, я не замечала цветов и смен времен года. Не хотелось выползать из-под одеяла, потому что наступающий день опять сулил боль и тоску. Врачи назначали все новые и новые процедуры – от МРТ мозга до всевозможных анализов крови. И ничего не могли понять.

Прозрение случилось как в сказке, внезапно – случайно наткнулась на очень четкое описание депрессии: боли неясной этиологии, потеря интереса к жизни, отсутствие радости, изменение эмоций по отношению к близким, пониженная самооценка, пессимизм. Я так удивилась, что меня будто щелчком выбросило из этого состояния серости. Я вдруг поняла, что за эти полгода смеялась максимум пару раз, и то из вежливости. Что относилась к любимому мужу, лучшему мужчине на свете, как к табуретке – вроде полезный, если под ногами не мешается. Что любимая работа стала тяжким грузом. А себя я, оказывается, вообще не люблю.

Именно это удивление и стало тем лекарством, которое помогло мне излечиться, вытащить себя из болота, как Мюнхгаузен, буквально – за волосы. Потому что я перекрасилась. А еще купила яркое пальто и заново влюбилась в мужа, еще сильнее, чем прежде. И больше у меня ничего не болело. Какая я все-таки молодец!

ДОЛГО ПОМНИТЬ ПЛОХОЕ – ЭТО НАША ПРИРОДА

– Это вам просто повезло, – улыбается Георгий Костюк, главный внештатный специалист – психиатр Департамента здравоохранения города Москвы, главный врач психиатрической клинической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева, профессор, д.м.н, врач-психиатр высшей квалификационной категории. – Депрессию, тревожно-депрессивный синдром можно сравнить с простудой, сезонной вирусной инфекцией. Болеют ей практически все каждый сезон. Но переносят по-разному – кто-то отделывается легким насморком, кто-то болеет с температурой, а кто-то получает серьезные осложнения. Так и с депрессией – кто-то может справиться с ней самостоятельно, как вы, кто-то нуждается в помощи психотерапевта, а кому-то нужна «тяжелая артиллерия» в виде антидепрессантов. Причем мы сейчас говорим даже не о серьезной рекуррентной депрессии, а об очень распространенных «легких» формах психических отклонений: тревожно-депрессивных, соматоформных расстройствах (именно это, кстати, было у меня: мозаика неясных симптомов при общем плохом настроении. – Прим. авт.). Они, по оценкам ВОЗ, поражают как минимум треть жителей Земли ежегодно. Но, как и в случае с инфекционными заболеваниями, статистика ведется только по тем людям, которые обращаются к врачу. А сколько еще болеют дома, никуда не обращаясь? Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что тревожно-депрессивный синдром, панические атаки настигают в той или иной форме почти каждого современного человека.

– Вы так выделили «современного», что создается ощущение, будто наши предки не страдали депрессией. Это болезнь цивилизации?

– Не совсем так. Помнить о плохом – это наша генетическая особенность, как и у любого живого существа. То есть древний человек должен был помнить боль и страдания, чтобы больше не совать руку в огонь, не дергать тигра за хвост, не пить тухлую воду и так далее. И эти негативные воспоминания откладываются в голове четче и дольше, чем любые радостные события. То есть мы изначально, по природе своей, скорее пессимисты. Но у современного человека к этим генетическим свойствам прибавляется и стремительно меняющийся мир, грандиозный информационный поток, техническая революция. Буквально за 20 лет мир совершил огромный скачок, а мозг человека не успевает так же стремительно к этим изменениям приспосабливаться. И очень часто на этом фоне возникают панические атаки, когда сбивается дыхание, начинается обильное потоотделение, сердце колотится очень часто, иногда присоединяется болевой синдром из-за слишком напряженных мышц. Причем большинство людей даже не догадываются о том, что их настигла паническая атака, то есть приступ тревоги, списывая это на сбои сердечно-сосудистой или дыхательной системы. По нашим оценкам, в среднем человек с паническими атаками обращается к психологам или психотерапевтам только через 3–5 лет после первого приступа. А ведь они серьезно осложняют жизнь. Люди с тревожно-депрессивными или соматоформными расстройствами могут годами искать причины проблем тех блуждающих болей, которые их мучают, и не находить. В итоге боль, как и болезнь, становятся частью личности. И тогда помочь человеку уже очень сложно.

ВРАЧИ ОБЩЕЙ ПРАКТИКИ ДОЛЖНЫ СТАТЬ ПСИХИАТРАМИ?

– Но, если исходить из моей ситуации, никто из специалистов не заподозрил у меня депрессию. Что же нужно сделать, чтобы врачи смотрели на проблему шире?

– Ставить диагноз и назначать антидепрессанты может только психиатр – не невролог, не терапевт или врач общей практики, и тем более не психолог. Чтобы врачи первого звена направляли пациентов к более узким специалистам, необходимо создать для них образовательные программы о симптомах наиболее распространенных психических расстройств. Должен отметить, что в большинстве стран мира врачи общей практики сами должны оказывать медицинскую помощь, в том числе и проводить медикаментозную терапию при таких состояниях и лишь в случае неуспеха направлять пациентов к психиатру. К сожалению, по Закону РФ «О психиатрической помощи…» у нас врачи общей практики не имеют права заниматься диагностикой и лечением даже легких психических расстройств.

Между тем тревожно-депрессивное расстройство может маскироваться многочисленными симптомами – начиная от синдрома раздраженного кишечника, заканчивая ощущениями перебоев в области сердца. В свою очередь тревожно-депрессивные состояния сопровождают большинство соматических заболеваний, о чем многие узкие специалисты также просто не догадываются (см. Кстати). Есть еще одна проблема – стигматизация психиатрии. По-прежнему в нашей стране психиатры воспринимаются как каратели, а направление к психиатру – как нечто опасное и унизительное. Мол, да не может со мной такого случиться, все у меня с мозгами в порядке! И если пациента направляют к психиатру, это воспринимается в штыки.

Лечили сердце, спину, суставы… А оказалось – депрессия

Расписание врачей в в Консультативно-диагностической поликлинике № 121 в Южном Бутово.

Получается, пока вопрос остается открытым – пациенты все так же будут мучиться с неясными симптомами?

– Выход в том, что врачей первичного звена нужно обучать основам психиатрии, а также дать им право назначать хотя бы начальную, основную лекарственную помощь при тревожно-депрессивных состояниях. Тогда, благодаря трем-четырем дополнительным вопросам, врач будет понимать, что перед ним человек не с соматическими, а психическими отклонениями. Конечно, обследований и анализов никто не отменяет. Но при этом врач говорит пациенту: «Мы вам назначаем все исследования, которые необходимы, чтобы выявить проблемы с сердцем (пищеварительной системой, суставами), на которые вы жалуетесь, но не удивляйтесь, если окажется, что в этом отношении вы вполне здоровы и все дело в депрессивном состоянии, а пока пропейте вот эти таблетки, которые помогут меньше волноваться». Кстати, подобная практика уже лет десять существует в Испании, в университетской клинике Барселоны. Врачи общей практики там серьезно вовлечены в оказание психиатрической помощи, и очевидны положительные моменты: раннее выявление проблем помогает купировать депрессию на ранней стадии, люди продолжают оставаться эффективными работниками, живут полноценной жизнью, а не мотаются по врачам в попытке поставить несуществующий диагноз. Нечто подобное мы пытаемся внедрить и в Москве. Так, уже год в Консультативно-диагностической поликлинике № 121 в Южном Бутово существует филиал психоневрологического диспансера, где работают наши специалисты. Они читают лекции врачам, принимают пациентов, которых направляют к ним с подозрением на психическое расстройство. За год были направлены и получили помощь более тысячи человек с психолого-психиатрическими проблемами. Тревожно-депрессивное расстройство диагностировали у многих больных с соматическими заболеваниями (диабет, астма, сердечно-сосудистые заболевания, онкология). В ближайшее время такая форма психиатрической помощи появится еще в нескольких амбулаторных центрах. Конечно, это лишь «костыль» до тех пор, пока не будет принято решение по дополнительному обучению врачей первичного звена. Кстати, такая инициатива уже была рассмотрена и одобрена в Общественной палате РФ. Было принято специальное решение Пленума Российского общества психиатров в поддержку этой инициативы. И в ближайшее время этот же вопрос будет рассмотрен в Госдуме. Если такая практика будет принята, это значительно облегчит ситуацию с оказанием помощи при психических расстройствах в стране, снимет нагрузку как с узких специалистов, так и с самих пациентов, экономя им время и деньги, а главное – сохраняя здоровье.

КСТАТИ

Лечили сердце, спину, суставы… А оказалось – депрессия

– Замечено, что у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые также страдают тревожно-депрессивным синдромом, риск внезапной смерти в два раза выше, чем у хронических больных без депрессии, – говорит Георгий Костюк. – Зачастую больные даже не замечают, как исподволь, незаметно начинает развиваться тревожно-депрессивный синдром. Особенно у тех, кто постоянно боится приступа (астмы, аритмии). Эта тревожность начинает влиять на общую патологию, из-за которой приступы случаются чаще. Человек начинает бояться еще больше… И получается замкнутый круг, когда депрессия и общая проблема усиливают друг друга. Если же мы вовремя выявляем и купируем тревожные приступы, то и общее состояние больного значительно улучшается.

МЕЖДУ ТЕМ

80% россиян сталкивались с депрессией

На сайте kp.ru мы спросили, знают ли россияне о том, что депрессия – это болезнь, и готовы ли доверить свое психическое здоровье врачам общей практики и терапевтам. В опросе приняли участие более 1000 человек.

Выяснилось, что россияне прекрасно осведомлены о том, что депрессия – это серьезное заболевание, которое нужно лечить у врача (80%). Причем большинство (89%) либо сами пострадали от депрессии, либо наблюдали изменения в близком человеке.

При этом только половина опрошенных знают, что лишь 5% нуждающихся в лечении поставлен диагноз «депрессия» и начато соответствующее лечение. И немудрено – из общего числа опрошенных (а мы помним, что 80% из них сталкивались с депрессией) к врачу по этому поводу обращались лишь 40%. Почему?

Лечили сердце, спину, суставы… А оказалось – депрессия

Но при этом большинство опрошенных уверены, что терапевты или врачи общей практики должны обладать необходимыми знаниями и навыками, чтобы вовремя распознать депрессию (91%). А 70% и сами готовы пойти к такому квалифицированному терапевту, чтобы выявить и пролечить депрессию.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here